Воспитание в Царской Семье

Дата Автор maximiosОставить комментарий


Духовно-нравственные аспекты воспитания детей в Царской семье

   Политические, экономические, социокультурные изменения происшедшие в последние годы в Беларуси и других странах, отразились, на ценностных, нравственных ориентациях, осложнили процесс воспитания детей и молодежи. Современная ситуация неблагоприятно отразилась на воспитании в семье. Во многих семьях главным недостатком является отсутствие эмоциональной близости между родителями и детьми, взаимопонимания, доброжелательства, доверительности. Современная семья не выполняет такую значительную функцию, как воспитание полноценного семьянина. Некоторые родители не проявляют необходимого заинтересованного и участливого отношения к жизнедеятельности своих детей. Существуют семьи, где дети имеют искаженные представления о смысле человеческой жизни, истинных добродетелях и духовно-нравственных ценностях. 
   Необходимо обратиться к историческому опыту семейного воспитания в славянской семье. Для этого изучена воспитания детей в семье последнего русского Царя – Николая Второго, так как сохранилось достаточно много воспоминаний современников об этой семье, а также их личных писем и дневниковых записей. 

   Весь внешний и духовный уклад быта царской семьи представлял собою типичный образец чистой, патриархальной жизни простой русской религиозной семьи. Все дети были воспитаны в условиях чрезвычайной скромности и простоты, приучались не любить роскоши. Император и 

   Императрица были верны принципам их собственного воспитания: походные кровати без подушек, холодные купания, простая еда (говядина, свинина, борщ и гречневая каша, вареная рыба, фрукты). Не принимая расточительного образа жизни, Николай Александрович и Александра постепенно привить чувство настоящих ценностей и Благотворное нравственное и духовное влияние ясно обозначилось, в их короткой жизни. По свидетельству современников они не придавали значения своему положению, у них не было и намека на высокомерие, напротив, болезненно воспринимали высокопарное обращение. 

   Старшая дочь Ольга имела прямой, искренний характер, была непосредственна, любила поэзию книги, была наделена большими музыкальными способностями. 

   Татьяна была сдержанна, сосредоточенна, самостоятельно, ее сферой было хозяйство, рукоделие, будничный домашний уклад. 

   Мария была самой простой, ласковой и приветливой из всех дочерей, больше всего любила возиться и нянчиться с маленькими детьми, любила быть с простым народом. 

   Анастасия, младшая дочь, любила читать, была остроумна и жизнерадостна. 

   Как отмечается в воспоминаниях современников, «прелесть этих четырех сестер состояла в их большой простоте, естественности, свежести и доброте». 

   Наследник Алексей был ласков, чужд надменности, унаследовал у отца, он не любил придворного этикета, ему нравилось общаться с солдатами. Как характеризуют Алексея современники, он был горячим патриотом, умен, благороден, добр, отзывчив, постоянен в своих симпатиях и чувствах. Он проявлял большую чуткость к несчастным и обездоленным и не упускал случая, когда мог сделать что-нибудь приятное окружающим. Ощущение чистоты, доброжелательства и живого интереса к людям у Царевича Алексея было естественно и просто. 

   Как известно, Царевич Алексей очень страдал от тяжелой болезни - гемофилии. Малейшая царапина могла повлечь за собой смерть ребенка, кроме того, оболочки артерий и вен при этой болезни так хрупки, что всякий ушиб, усиленное движение или напряжение вызывали разрыв. Таким образом, над этим ребенком висела постоянная угроза жизни, падение, кровотечение из носа, простой порез, - все, что для обыкновенного ребенка было бы пустяком, могло быть для него смертельно. По этой причине вначале его окружал бдительный надзор, постоянное присутствие двух матросов, но П.
Жильяр, преподаватель французского языка у царских детей, предложил родителям Алексея предоставить Царевичу больше самостоятельности и приучить его находить в самом себе силы и энергию противодействовать своим импульсам. Доктор, лечащий наследника был так подавлен сознанием своей тяжелой ответственности, что не разделял это предложение. Но родители всецело присоединились к мнению преподавателя и заявили, что согласны на опасный опыт. Они, без сомнения, сознавали вред строго надзора и опеки над ребенком, угрозу вырастить человека, лишенного самообладания, немощного в моральном отношении. Как пишет П. Жильяр, «они любили его безгранично, и именно эта любовь давала им идти на риск какого-нибудь несчастного случая, последствия могли быть смертельны, лишь бы не сделать из него человека, лишенного мужества и нравственной стойкости». 
   Сам Царевич был очень рад такому решению и обещал оправдать доверие, которое ему оказывали. Сознание, что та доля свободы, которой Алексей пользовался, зависела от того, как он ею будет располагать, 

   укрепляло его волю. Ребенок старался сдерживать свою порывистую и живую натуру, учился владеть собой. По воспоминаниям, когда Алексей был здоров, «весь дворец казался как бы преображенным; это был луч солнца, освещавший и вещи, и окружающих». 

   У мальчика была большая живость ума, много вдумчивости, деликатная и чуткая душа. От природы он был любящим и чувствительным к чужим страданиям, потому что сам много страдал, уже в десятилетнем возрасте испытав больше боли, чем люди, приблизившиеся к пределу своей жизни. Но как бы ни нездоровилось Алексею, он все же, оставался жизнерадостным и добрым ребенком. Вкусы его были очень скромны. Он совсем не кичился тем, что был Наследником престола, и меньше всего об этом думал. Благодаря природной простоте Алексей был устойчив к нелепому преклонению некоторых из окружающих, напротив, он смущался и неприятно себя чувствовал, сталкиваясь с подобострастием. 

   Царские дети изучали русский, французский, английский, немецкий языки, историю, арифметику, географию, грамматику и Закон Божий. Как вспоминает П.
Жильяр, в течение нескольких первых недель его преподавания Императрица сама регулярно присутствовала на уроках детей, интересуясь ими. Она часто обсуждала с преподавателем приемы и методы обучения, проявляла исключительное внимание к обучению и воспитанию своих детей, как мать, всецело преданная своему долгу. Императрица хотела внушить детям также внимательность к наставникам, требуя от дочерей порядка, который составляет первое условие вежливости. 
   В русской императорской семье существовал обычай приставлять к Наследнику Царевичу, когда ему наступал одиннадцатый год воспитателя, обязанного руководить его образованием и воспитанием. Его выбирали преимущественно из среды военных, педагогическая карьера которых, казалось, подготавливала их к этой тяжелой по своей ответственности задаче. Чаще всего это поручали какому-нибудь генералу, бывшему начальнику одного из военных учебных заведений. 

   Дети обычно не появлялись на публике, кроме тех случаев, когда этого требовали общественные обязанности или придворные церемонии. Родители очень ограничивали круг общения своих детей, стараясь оградить их от безнравственного влияния светского общества. Для них трудно было найти друзей. Императрицу ужасала мысль ввести своих дочерей в компанию чересчур искушенных молодых женщин высшего света с их глупыми сплетнями. Дети без ропота довольствовались таким образом жизни, лишенным всяких внешних развлечений. Единственную отраду представляло очарование тесной семейной жизни вызывающей в наши дни такое пренебрежение. Когда родился сын, в товарищи ему Государыня выбрала маленьких сыновей дворцовых слуг, воспитателей и доктора. Близким товарищем Наследника был сын доктора
Деревенко
   Алексей часто проводил всю вторую половину дня в скромной обстановке этой семьи среднего достатка. Это подверглось большой критике, но Их Величества не обращали внимания - они сами были так просты в своей частной жизни, что могли только поощрять такие же вкусы своих детей. 

   Заслуживает внимания тесная дружба между детьми в этой семье, их нежная любовь и забота друг о друге и о родителях. Сестры были полны «очаровательной предупредительности» по отношению к матери, С общего согласия они устроили очередность дежурств при матери: когда Императрице нездоровилось та, которая исполняла эту дочернюю обязанность безвыходно оставалась при ней. Императрица проявляла свой авторитет только при необходимости, и это не нарушало атмосферы абсолютного доверия. Ее Величество, как редкая мать входила во все мелочи жизни своих детей, выбирая им книги и занятия, распределяя гик день, сама, читая и работая с ними. 

   Государь был для детей одновременно Царем, отцом и товарищем. Чувства детей к отцу переходили от поклонения до полной доверчивости и самой сердечной дружбы. Как свидетельствуют современники, Николай Второй всегда с добротой раскрывал свое сердце навстречу заботам и огорчениям детей, а при случае умел всецело присоединиться к их молодым забавам. Минуты отдыха Государь проводил в кругу любящей семьи, жившей скромным древнерусским укладом среди окружающего ее внешнего блеска. Он любил с полным душевным спокойствием наслаждаться присутствием детей, старался тогда отстранить от себя все заботы, сопряженные с громадной ответственностью тяготевшей над ним, старался на время забыть, что он Царь, и быть только Отцом. 

   П.
Жильяр пишет: «Какой пример, если бы только знали, давала эта столь достойная семейная жизнь, полная такой нежности! Но как мало людей о ней подозревали! Правда, что эта семья была слишком равнодушна к общественному мнению и укрывалась от посторонних взоров». Оба родителя поддерживали авторитет друг друга, и оба сознательно проводили идею «единой плоти и единого духа». 
   Царская семья с глубоким благоговением посещала церковные богослужения и строго соблюдала обычаи Православной Церкви. Вставая утром от сна или ложась вечером перед сном, каждый из членов семьи совершал свою молитву, после чего утром, собравшись по возможности вместе, прочитывали отрывок из Нового Завета. 

   Всем детям с раннего детства было внушено чувство долга, дисциплинированность. Все, что они делали, было проникнуто основательностью в исполнении. 

   Государь с детства был приучен к физической работе и приучал к ней с ранних лет и своих детей. Царевич Алексей в парке Александрия, возле Петергофа, сам посеял, вырастил и убрал пшеницу. Находясь в 

   заточении, царские дети с отцом, по своему желанию сами заготавливали дрова на зиму, выращивали; овощи на огороде, расчищали дорожки от снега и т.д., причем делали это, как свидетельствуют их письма, с большим удовольствием. 

   По воспоминаниям, дети были щедры и немедленно отзывались на 

   любую просьбу, оказывали конкретную помощь нуждающимся. Когда у Ольги появились собственные деньги, ее первой просьбой было позволить ей оплатить лечение ребенка-инвалида. Во время прогулок она часто видела этого мальчика с костылями и слышала, что у его родителей нет денег на лечение. Она сразу же начала откладывать для этого из своих ежемесячных небольших сумм. 

   Александра Федоровна сама посещала многих туберкулезных больных и посылала к ним дочерей. Ей часто говорили, что не стоит подвергать девочек опасности заразиться, но она не принимала этого во внимание, и Великие Княжны навещали самых тяжелых больных. «Они должны видеть в жизни не только красоту, но и печаль», - сказала однажды Александра Федоровна. 

   Царские дочери шили одежду, которая рассыпалась по приютам или бедным семьям. Императрицей часто устраивались благотворительные базары, в которых активное участие принимали и дети. Впоследствии на деньги, собранные таким образом, а отчасти и на личные средства Александры Федоровны, был построен на берегу моря санаторий, куда во время войны посылались раненые офицеры. По воспоминаниям
Мельник-Боткиной, свои заботы и внимание царская семья распространяла на всех, кого знала и часто в свободные минуты Великие Княжны шли в комнату какой-нибудь судомойки или сторожихи, чтобы понянчить там детей, которых они все очень любили. 
   Скромность во всех привычках была отличительной чертой 

   воспитания царских детей. Они были очень просты в своей одежде, так что 

   Алексей, например, донашивал старые ночные рубашки своих сестер. В бывшем губернаторском доме в Тобольске, а позднее - в доме Ипатьева в Екатеринбурге, Великие Княжны Ольга, Татьяна, Мария и Анастасия жили вчетвером в одной комнате, но они никогда не жаловались на связанные с этим неудобства, напротив, часто писали в своих письмах, что устроились очень уютно. В связи с этим, необходимо отметить, что еще до революции Великие Княжны никогда не имели собственных комнат: в Александровском Дворце в Царском Селе у них было две спальни, в которых девочки жили по двое. 

   С началом войны Их Величества еще более упростили свой и без того простой образ жизни, посвятив себя исключительно работе. Государь лично потребовал, чтобы ввиду продовольственных затруднений был сокращен стол. Ее Величество в свою очередь сказала, что ни себе, ни дочерям не сошьет, ни одного нового платья, кроме форм сестер милосердия. Все личные деньги Их Величеств шли на благотворительность. В Царском Селе моментально стали открываться лазареты, куда Ее Величество посылала лекарства и различные медицинские усовершенствования. Были открыты комитеты помощи семьям запасных военных и беженцам, и Великие Княжны лично председательствовали на заседаниях и входили во все дела, причем, по воспоминаниям современников, работали в комитетах очень разумно и толково. Во всех дворцах открывались склады Ее Императорского Величества, снабжавшие армию бельем и перевязочными средствами. Были оборудованы санитарные поезда имени всех членов Царской Семьи подвозившие раненых. В течение всей войны всем раненым выдавались великолепные подарки на личные средства Их Величеств. Государь и Государыня не ограничивались общественной благотворительностью: значительные суммы раздавались нуждающимся раненным, причем так, что многие из них и не подозревали, откуда им идет помощь. В первые же дни войны, старшие дочери и Ее Величество стали усердно готовиться к экзаменам на сестер милосердия и слушать лекции, чтобы иметь право работать наравне с остальными сестрами милосердия. И впоследствии они работали наравне с другими сестрами, выказывая полную 
   самоотверженность, Татьяна - хирургической сестрой, Ольга - убирая в палатах за ранеными. Младшие Великие Княжны ежедневно посещали лазареты, иногда с ними был и Алексей. 

   Один из раненых офицеров, находившихся на излечении в
Феодоровском лазарете, пишет в своих воспоминаниях: «Первое впечатление о Великих Княжнах никогда не менялось и не могло измениться, настолько они были совершенными, полными царственного очарования, душевной мягкости и бесконечной благожелательности, доброты ко всем. Каждый жест и каждое слово, чарующий блеск глаз и нежность улыбок, и порою радостный смех, - все привлекало к ним сердца людей. У них была врожденная способность и умение несколькими словами смягчить и уменьшить горе, тяжесть переживаний и физические страдания раненых воинов. Все царевны были чудесными русскими девушками, полными внешней и внутренней красоты. Их беспредельная любовь к России, глубокая религиозность, воспринятые от Государя и Государыни и их подлинно христианская жизнь могли бы служить примером в течение веков, и их мученический конец и те страдания, физические и моральные, которые они все перенесли, ничем не отличались от страданий первых христиан. Это была одна Семья, навсегда связанная друг с другом великой любовью, сознанием долга и религиозностью» 
   Таким образом, во время войны и без того скромная жизнь царской семьи проходила одинаково изо дня в день за работой. Как всегда в тяжелые и тревожные минуты, Царь и Царица черпали нужную им поддержку в религии и в любви своих детей. Дети просто и благодушно относились ко все более и более суровому образу жизни во дворце. Правда, весь их прежний быт подготовил их к таким трудностям. Они никогда не присутствовали ни на одном балу, им довелось участвовать на 

   двух трех вечерах у своей тети княгини Ольги Александровны. С начала военных действий у царских дочерей была лишь одна мысль - облегчить заботы и тревоги своих родителей. Они окружали родителей своей любовью, которая выражалась в самых трогательных и нежных знаках внимания. 

   Во время Первой мировой войны Алексей ездил с отцом в ставку. Государыня мужественно отпускала мальчика, так как понимала, какую поддержку в присутствии своего сына может почерпнуть Государь, лишенный в самые тяжелые дни своего существования своей высшей радости - семьи. Можно представить, какую жертву приносила эта мать, не расстававшаяся со своим ребенком ни на минуту без тревожной мысли, увидит ли она его вновь живым. Присутствие Наследника рядом с Государем возбуждало интерес в солдатах, которые затем обменивались впечатлениями: о его росте, выражении лица и т.д. Но больше всего их поразило, что Царевич был в простой солдатской форме, ничем не отличавшейся от той, которую носила команда солдатских детей. Следует отметить при этом такие проявления заботы и внимания к людям, как посещение Государя с сыном перевязочного пункта на передовой ночью. 

   Государыня и Великие Княжны изредка приезжали в ставку, находившуюся в Могилеве. Девушки посещали окрестных крестьян и семьи железнодорожных служащих. Их простота и безыскусственная доброта покоряла все сердца, и так как они очень любили детей, их всегда можно было видеть окруженными толпою ребятишек. 

   Когда Петроград фактически был захвачен в руки революционеров, в Царском Селе взбунтовался гарнизон, а известий от Императора семья несколько дней не имела, муки Императрицы в дни этой смертельной тревоги, у постели больных детей, казалось, превзошли все, что 

   можно себе вообразить. Она дошла до крайнего предела человеческих сил; это было испытание, из которого Александра Федоровна вынесла то изумительно светлое спокойствие, которое потом поддерживало ее и всю семью до дня их кончины. После получения известия, об отречения Государя стойкое мужество не покинуло ее, и несмотря на отчаянье, почти сверхчеловеческим усилием воли она принудила себя прийти по обыкновению к больным детям, чтобы ничем их не обеспокоить. П.
Жильяр пишет, что был в очередной раз поражен скромностью Алексея при сообщении ребенку об отречении отца: «Ни слова о себе, ни намека на свои права Наследника». 
   Возвращение Государя, несмотря на обстоятельства, было большим счастьем для его семьи. То, что они все были вместе во время такого сурового испытания, облегчало их скорбь, и громадная любовь, которую они испытывали друг к другу, давала им достаточно сил, чтобы перенести 

   все страдания. Несмотря на его обычное самообладание Государю не 

   удавалось скрыть глубоко пережитого потрясения, но он быстро оправлялся, окруженный лаской своей семьи и все строгости заточения принимал с изумительным спокойствием и величием духа. Ни на одно издевательство в адрес Царя и его семьи в ответ со стороны узников не было ни слова упрека. 

   Находясь в ссылке, Николай Александрович и Александра Федоровна сами преподавали некоторые уроки детям. Вечера часто проводились в кругу семьи. Занимались музыкой, беседами, рукоделием и чтением. Если Император присоединялся, то он читал вслух, отдавая предпочтение истории, русской литературе, поэзии или евангельским текстам. 

   Даже в период ареста, несмотря на ограниченность средств, отказывая себе, Государь и Государыня не прекращали своей благотворительности и старались помогать другим, насколько могли. 
   Вся семья жила в большой трогательной дружбе между собой и находила в себе любовь и твердость переживать и с терпением и кротостью переносить наступившие для нее дни тяжелого унижения, а порой и оскорбления. По свидетельству приближенных дети поразительно сознательно и мужественно относились к постигшей их родителей перемене, преданной любовью и поразительной заботливостью старались облегчить им горечь обид и унижений. 

   Бывший при арестованных комендант полковник Кобылинский сделал такое заключение: «Про всю Августейшую Семью в целом ж могу сказать, что все они очень любили друг друга. Жизнь в своей семье всех их духовно так удовлетворяла, что они иного общения не требовали и не искали. Такой удивительно дружной, любящей семьи я никогда в жизни не встречал...» 

   Заслуживают внимания записи и цитаты Императрицы Александры Федоровны о семейной жизни и о воспитании детей. Например: «Долгом в семье является бескорыстная любовь. Каждый должен забыть свое «я», посвятив себя другому. Каждый должен винить себя, а не другого, когда что-нибудь не так. Дом - это-место тепла и нежности. Говорить в доме надо с любовью». 

   Эти дети не жили в монастыре, они вращались в миру, причем полном роскоши и разврата. Но оставались скромными и чистыми, как будто ничто грязное и жестокое не затронуло их души. Весь быт этой семьи оставался таким, дети росли в обстановке любви и чистоты. Пример воспитания в этой семье — не единичное явление, а целый пласт в нашей отечественной духовной культуре. 

   По словам приближенных, «это была самая святая и чистая семья». 

    

   Литература: 

   1. Государь Император Николай II Александрович / Под ред. С Завалишина. - Нью-Йорк: Всеславянское изд-во, 1968. 

   2.
Жильяр П. Император-Николай II и Его Семья. - Вена: Русь, 1921. 
   3. Мельник Т. Воспоминания о Царской Семье и Ее жизни до и после революции - Белград, 1921. 

   4. Стремоухов П.П. Императрица Александра Федоровна в ее письмах. - Париж: Русская Летопись, 1924 

    

   Салтыкова-Волкович М.В., г. Гродно

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

43 − 33 =